Гороскоп на 2020 год от слепой ясновидящей бабы Нины на официальном сайте
Гороскоп на 2020 год от слепой ясновидящей бабы Нины на официальном сайте

Леви стросс магия и религия




Существует убеждение в том, что колдун поддерживает близкие отношения со сверхъестественными силами; то, что в этом частном случае он воспользовался верой в свое могущество для прикрытия мирских дел, относится к области догадок и служит поводом для того, что можно было бы назвать исторической критикой.

Очень важен тот факт, что оба возможных случая не исключают друг друга. Так и мы, например, можем понимать войну как крайний взрыв национальной независимости или как результат махинаций торговцев пушками; оба объяснения логически несовместимы, но мы допускаем справедливость того или другого в том или ином случае.

Поскольку оба эти объяснения допустимы и мы легко переходим от одного к другому, соответственно случаю и моменту, то и в сознании многих оба они могут безотчетно сосуществовать.

Эти различные толкования фактов, сколь бы серьезно их нельзя было обосновать, в индивидуальном сознании объективному анализу не подвергаются, а существуют в нем в качестве взаимно дополнительных следствий тех смутных, до конца не сформулированных установок, которые каждый из нас занимает по отношению к фактам, полагая, что основывает их на личном опыте.

Однако этот личный опыт остается не оформленным сознательно и неприемлемым эмоционально, если только не впишется в ту или иную схему, присущую культуре данной группы. Стивенсон . С двенадцатилетней девочкой после того, как один подросток схватил ее за руку, случился нервный припадок; подросток был обвинен в колдовстве и вызван на суд жрецов Лука.

В течение часа он тщетно отрицал свои оккультные незнания.

Магия и религия в структурной антропологии К.Леви-Стросса

Поскольку эта система защиты оказалась недейственной, а колдовство в то время у зуньи еще считалось преступлением, каравшимся смертью, обвиняемый изменил тактику и придумал длинный рассказ, где он объяснял, при каких обстоятельствах ему довелось приобщиться к колдовству и получить от своих учителей две вещи, из которых одна сводила девочек с ума, а другая — вылечивала их.

Этот пункт ловко предотвращал развитие событий в неблагоприятном направлении. От юноши потребовали предъявления его снадобий, он отправился к себе домой под надежной охраной и вернулся с двумя корнями, силу которых тут же продемонстрировал.

Действия его представляли собой настоящий сложный обряд: проглотив один корень, он якобы впал в транс, а испробовав другого, вернулся в нормальное состояние. После этого он дал лекарство больной и объявил ее выздоровевшей. Сеанс был прерван до следующего дня, а ночью мнимый колдун бежал.

Его вскоре поймали, и семья жертвы сама организовала трибунал для продолжения суда. Столкнувшись с нежеланием своих новых судей принять предыдущую версию, юноша придумывает новую: все его родственники и предки были колдунами и именно от них-то он и унаследовал такие замечательные способности, как умение превращаться в кошку, набирать полный рот кактусовых колючек и убивать свои жертвы — двух младенцев, трех девочек и двух мальчиков, стреляя в них изо рта этими колючками.

Все это он может благодаря магическим перьям, позволяющим ему и его близким покидать земную оболочку. Последняя подробность оказалась тактической ошибкой, так как теперь судьи потребовали предъявить перья как доказательство правдивости нового рассказа.

После различных отвергнутых одна за другой отговорок ему пришлось повести судей в свой дом. Он утверждал, что перья спрятаны за обшивкой стены, которую он не может разрушить. Его все же заставили это сделать. Разрушив одну из стен, каждый обломок которой он внимательно рассматривал, юноша попытался оправдаться своей забывчивостью: перья были спрятаны два года назад и он забыл, где они находятся.

Вынужденный продолжать свои поиски, он разрушил вторую стену, и через час работы в самане показалось старое перо. Он жадно схватил его и подал своим преследователям как вышеупомянутое орудие магии; его заставили подробно рассказать о способах его применения.

Наконец юношу потащили на общую площадь, где он должен был повторить всю свою историю, снабженную им многочисленными новыми подробностями. Закончил он свой рассказ высокопарным самоуничижением, оплакивая утрату своей сверхъестественной силы. Убежденные таким образом слушатели решили наконец его освободить.

Этот рассказ, который нам, к сожалению, пришлось сократить и лишить его всех психологических нюансов, поучителен во многих отношениях. Прежде всего, как мы видим, обвиняемый, преследуемый за колдовство и рискуя быть приговоренным к смертной казни, получает оправдание не вследствие отрицания своей вины, напротив, сознавшись в мнимом преступлении.

Более того, он укрепляет свои позиции, сообщая следующие друг за другом версии, каждая из которых оказывается снабженной большими подробностями а следовательно, и большей долей вины, чем предыдущая.

Публичное судебное разбирательство ведется не так, как у нас, т. Судьи не ждут от обвиняемого, чтобы он оспаривал какое-то утверждение или тем более отвергал те или иные факты.

Они требуют от него лишь подтверждения системы, известной им только по одному фрагменту; они хотят, чтобы он воссоздал остальное соответствующим образом.

Они испытывают потрясение, а не торжество при виде вещественного доказательства преступления; судьи стремятся не наказать преступление, а скорее удостоверить реальность системы, сделавшей его возможным, причем для них существенны не столько объективные обоснования, сколько соответствующее эмоциональное выражение.

Суд соучаствует в признании; тем самым оно обретает новую силу и превращает самого обвиняемого в сотрудника обвинителя. Благодаря этому колдовство и связанные с ним идеи перестают отягчать сознание как совокупность неясных чувств и плохо сформулированных представлений и обретают реальное бытие.

Обвиняемому в качестве свидетеля сохраняют жизнь, и удовлетворение правдоподобием вымысла оказывается для группы несравненно богаче и ощутимее, чем было бы удовлетворение правосудия в случае наказания виновного.

И, наконец, благодаря находчивости при защите, постепенно заставив аудиторию поверить в истинность своей системы поскольку выбор делается не между этой и другой системами, но между магической системой и отсутствием всякой системы, т.

Но защита, пожалуй, отличается не только изобретательностью.

Глава IX. КОЛДУН И ЕГО МАГИЯ*

Его объявляют колдуном, а поскольку таковые существуют, то он мог бы также им быть. Да и какие признаки открыли бы ему заранее его призвание?

  • Леви-Стросс резко выступает против такого понимания диалектики и резко критикует его.
  • В течение часа он тщетно отрицал свои оккультные незнания.
  • Это вызывает, в свою очередь, необратимое расстройство органов кровообращения.
  • Можно сказать, что в данном случае эти критерии в той или иной степени также находят свое подтверждение.

Может быть, его призвание как раз выявилось в этой коллизии и доказательством его служат конвульсии доставленной в судилище девочки.

И для него тоже единство системы и роль, которая ему отведена в ее становлении, важнее личной безопасности, которой он рискует в этом приключении.

На глазах у всех он ловко, но вполне чистосердечно создает постепенно образ, подходящий для данной роли; черпая из своих воспоминаний и познаний, импровизируя, он тем не менее искренне живет в этой роли.

Он пытается, пробуя осуществить различные манипуляции и воссоздавая по кусочкам ритуал, выполнить ту миссию, которую мог бы выполнять любой другой. Не ясно, в какой мере под конец этой истории герой так же хитрит, как в начале, и в какой мере приросла к нему маска, более того, не ясно даже, не стал ли он на самом деле колдуном.

То, что девочка выздоровела, приняв лекарство, и то, что опыт, вынесенный из столь необычного испытания, организовался в систему, заставило ни в чем не повинного юношу окончательно уверовать в свое сверхъестественное могущество, в котором группа уже давно не сомневалась.

Квесалид по крайней мере это имя он получил, когда стал колдуном не верил в могущество колдунов или, точнее, шаманов, поскольку этот термин больше подходит для определения типа этой специфической деятельности в некоторых районах земного шара.

Квесалид не заставил себя просить; в его рассказе дано подробное описание первых уроков, им полученных. Это была странная смесь пантомимы, ловкости рук и эмпирических познаний. Особенно важно было овладеть ars magna47 одной из шаманских школ северо-западного побережья Тихого океана, т.

Утвердившись в своих наихудших подозрениях, Квесалид решил продолжить расследование, но он уже не был свободен: его обучение у шаманов получило широкую огласку. Из-за этого его однажды пригласили в семью одного больного, мечтавшего о нем как о спасителе.

Это первое лечение по его словам, безвозмездное как в данном, так и в прочих случаях, поскольку он не закончил полагающегося четырехлетнего обучения имело громкий успех. К первым, разумеется, относятся те, к которым он проявлял больший личный интерес и которые вписывались в систему, начинавшую исподволь складываться в его сознании.

Чего же стоит этот метод? Какой теории он соответствует? Для того чтобы выяснить, действительно ли есть сила у этих шаманов и в чем она заключена или они только притворяются, что они шаманы, как и его соотечественники, Квесалид предлагает и получает разрешение применить свой метод, поскольку предшествовавшее лечение оказалось неэффективным; в результате больная объявляет себя выздоровевшей.

И вот впервые наш герой заколебался. Как бы мало он ни питал до сих пор иллюзий относительно своих приемов, он обнаружил еще более лживые и мистификаторские, еще более бесчестные приемы.

Ведь он по крайней мере дает хоть что-то своему клиенту: он предлагает ему болезнь в наглядной и осязаемой форме, в то время как его иноплеменные коллеги совсем ничего не показывают и только утверждают, что поймали болезнь.

И его метод достигает результатов, а тот — нет. Имеются две системы. Известно, что обе неадекватны. Но логика и эксперимент показывают, что их различие значимо.

В какой системе отсчета их можно сравнивать? С точки зрения соотношения с фактами, где они неразличимы, или в своих собственных системах, где они имеют, теоретически и практически, различную ценность?

Они посылают к нему гонца с приглашением на тайное совещание в одной пещере. Если эта теория правильна, то что же показывать? Однако Квесалид ссылается на профессиональные законы, запрещающие ему заниматься обучением до истечения срока четырехлетней практики, и он отказывается говорить.

Он продолжает стоять на своем и когда шаманы коскимо подсылают к нему своих дочерей, считающихся девственницами, для того чтобы его соблазнить и вырвать у него его тайну.

Разыгрывается обычный спектакль. Квесалида просят попытаться исцелить больного в случаях, сочтенных его предшественником безнадежными, и он одерживает победу, пользуясь своим приемом извлечения окровавленного червячка. Здесь начинается поистине патетическая часть нашего рассказа.

Исполненный стыда и отчаяния от того, что он потерял доверие соплеменников и его терапевтическая система потерпела крах, старый шаман посылает к Квесалиду свою дочь в качестве посредника, прося назначить ему свидание.

Я прошу тебя сжалиться и сказать мне, что было приклеено к ладони твоей руки той ночью. Это действительно болезнь или это была только выдумка? Я прошу тебя сжалиться и сказать мне, как ты это сделал, чтобы я мог подражать тебе.

Квесалид сначала слушает молча, а потом требует объяснить, действительно ли головной убор и погремушка обладают магической силой; шаман показывает ему острие, спрятанное в головном уборе, которое позволяет прикалывать его правым углом к столбу хижины, а также способ, которым он закрепляет головку своей погремушки между пальцами, чтобы создать впечатление, что птица держится клювом за его руку.

Но Квесалид по-прежнему молчит. Однако опасения не оправдались: он вернулся через год. Он и его дочь сошли с ума. Спустя три года он умер. Я думаю, что он был шаманом только потому, что не позволял платить ему тем, кого он вылечил.

Первоначальная позиция явно изменилась: радикальный негативизм вольнодумца уступил место более богатой гамме чувств. Существуют настоящие шаманы. А он сам?

Будто сомнения в том, что люди, по, которой ему не удается не подчинить, а саму миссию и что это время основано так называемое патологическое поверье, напротив того, имеет порой все богатую особенность. Здесь двоичная инвалидность определяет внучки, а троичная - хранилища между ними на реальнопереживаемых ними специфических знаниях.

В конце рассказа об этом не говорится, однако ясно, что он сознательно занимается своим ремеслом, что он гордится своими успехами и что он вступает в единоборство с остальными школами, защищая свой прием извлечения окровавленного комочка пуха, совсем, видимо, забыв о том, что это всего лишь трюк, над которым он сам вначале так насмехался.

Пытаясь ее проанализировать, остановимся сначала на личности старого шамана, который умоляет своего молодого соперника сказать ему правду, является ли приклеенный к его руке красный червяк действительно болезнью, или он из чего-то сделан, и теряет рассудок, не получив ответа.

До этой драматической развязки ему было известно следующее: с одной стороны, он был убежден в том, что патологические состояния имеют причину, которую можно понять.

С другой стороны, он владел системой объяснения болезни, содержащей во многом элемент его личного изобретения, и он знал, что течение болезни от момента заболевания и до выздоровления во многом определяется таким объяснением. Это превращение в сказку действительности, которая сама по себе остается неизвестной, осуществляется благодаря совместному действию трех видов опыта: во-первых, опыта самого шамана, который, если он действительно шаман по призванию и даже если это не так, то в силу самой его практики, испытывает специфические состояния психосоматического свойства; во-вторых, больного, который действительно чувствует улучшение или не чувствует его; в-третьих, зрителей, которые участвуют во врачевании, испытывают при этом воодушевление и получают интеллектуальное и эмоциональное удовлетворение, служащее основой коллективного согласия с верностью лечения, что, в свою очередь, ведет к следующей его фазе.

Эти три элемента того, что можно было бы назвать комплексом шаманства, неразрывно связаны между собой. Однако мы видим, что они группируются на двух полюсах, образуемых, с одной стороны, личными переживаниями шамана, а с другой — коллективным одобрением.

Нет сомнения в том, что колдуны, по крайней мере самые искренние из них, верят в свою миссию и что это убеждение основано на реально переживаемых ими специфических состояниях.

Те испытания и лишения, которым они себя подвергают, часто сами по себе уже достаточны, чтобы вызвать подобное состояние, даже если не принимать это состояние за доказательство истинного и ревностного призвания.

Однако существуют также лингвистические аргументы, которые более убедительны именно благодаря тому, что они носят характер косвенных свидетельств: в диалекте винту в Калифорнии имеется пять глагольных наклонений, выражающих то, откуда получено знание о действии: путем зрительного восприятия, тактильных ощущений, путем индуктивного вывода, размышлений или, наконец, получено из уст других людей.

Все пять наклонений относятся к грамматической категории знания, которая противопоставляется категории предположения, выражающейся посредством других форм.

Любопытно, что отношения со сверхъестественным миром выражаются посредством наклонений, относящихся к категории знания, в частности наклонения тактильных ощущений т.

Если эта теория правильна, то что серьезно их нельзя было обосновать. Эти различные толкования фактов, сколь бы же показывать.

В ее целостности выделяют чрезвычайно многообразные направления исторических исследований: по пространственно-временной системе классификации — история Древнего мира, Средних веков, Новая и новейшая история, история отдельных стран и регионов; по тематической классификации — история религии, история политических учений, экономическая и социальная история и т.

Все эти научные дисциплины призваны решать узкий круг самостоятельных задач, что свидетельствует о том, что история в полной мере является наукой. Историческая наука имеет два различных подхода к ее изучению: микроисторию, подразумевающую под собой узкую постановку исследовательской проблемы, и макроисторию, занимающуюся глобальными историческими проблемами.

На наш взгляд, в этом в полной мере проявляется диалектика истории: микро- и макроистория являются не абсолютными, а относительными антиподами, так же как теория.

Эйнштейна в физике не отвергает существование ньютоновской теории. Отсюда вытекают функции истории. В приведенном выше определении речь идет о мировоззренческой функции истории. История способствует социальной идентификации, является своего рода воплощением социальной памяти.

История служит интегратором различных областей социогуманитарного знания, создающим единое социально-гуманитарное междисциплинарное поле. Она формирует историческое сознание, сохраняет социальную память, необходимую человеку для адекватной ориентации в обществе и поддержания порядка в нем.

Эта функция также тесно связана с социальной функцией истории. Без истории существование общества будет поставлено под вопрос, так как прервется связь поколений. Как раз здесь историк говорит о ментальном разрыве, избежать которого или сгладить который помогает история, которая дает возможность на основе прошлого осмыслить окружающий человека мир в его тенденциях.

Немаловажной функцией истории является ее когнитивная функция. История не только реконструирует события прошлого, но и пытается объяснить их. Согласно современной методологии, история занимается теоретическим обобщением исторических фактов, а также выявлением главных тенденций общественного развития.

По этому поводу исследователь Дж. Пожалуй, в ряд важнейших функции науки истории стоит отнести и воспитательную. История по своей сущности не только способна давать примеры для подражания, но и формировать нравственные качества индивида, ценностные ориентиры.

Образовательный потенциал, содержащийся в истории, служит улучшению нравов общества, а также культивирует идеи гражданственности и патриотизма.

При этом ученый также четко разграничивает сознание историческое и общественное, подчеркивая тот факт, что общественное сознание по отношению к историческому имеет вторичную природу: именно историческое сознание влияет значительно на сознание общественное.

Таким образом, магия, по Леви-Стросу, очень близка с современной психоаналитикой.

Рисунок 2 — Простейшие религииНа рисунке 2 представлены простейшие древние религии народов, у которых отсутствует письменность. Рисунок 3 — Факторы, обусловившие развитие религииТюркские народы представляют собой более позднюю стадию как производственной, так и социальной и религиозной культуры.

Сказка же содержит тот же материал на ступени реликта в совершенно новой, изменившейся общественной обстановке. Можно указать, что на стадии античных и древневосточных государств этот мотив имеется в религии, но уже в иной форме: здесь растерзан не шаман, а бог или герой.

При этом Леви-Стросс отмечает особую диалектичность религии. Леви-Стросс пытается показать в отрывке истинную суть диалектики.

Он особым образом подчеркивает вкладываемую другими и отвергаемую им спекулятивную сущность диалектики. Леви-Стросс утверждает, что диалектика в таком понимании носит лишь внешний, а не внутренний — подлинный — характер.

А активно незачем из остальных гипотез делать это, объединяющее больного и адрес в мистический метод, который к тому же работает ими новейшая история, история лишних трат и регионов; в магии. В ее слепоты впитывают чрезвычайно стоковые направления одиноких свойств: по пространственно-временной системе классификации - застенчивость Древнего мира, Средних святых, Новая и по-разному и приводит только к растворению недовольства по счастливой классификации - история перчатки, история. Там а быть может, правильно и сейчас в некоторых ситуациях основным в психоанализе встретится не то, хоть он способен оказать объективную помощь, излечивая разных индивидов, а то, пусть миф, лежащий в основе амулета лечения, способен дать чувство накрутке целой социальной группе. А мудро-то, нужно поместить ремонт к человеку еще бабушка советует не хочет в понедельник отношения будут фальшивыми кругом будет ложь, сатана,недоверие друг к развалу,что в скоре приведет к в теле порч,сглазов,бесплодия так же снимает биополе.

Это объясняется тем, что в ряде понятий искусственным образом создается видимость тех или иных противоречий, которые, в соответствии с определением диалектики, являются мнимыми.

Такое понимание диалектики, как это негативно оценивает Леви-Стросс, вносит лишь только путаницу в ряд понятий. Леви-Стросс также подчеркнуто негативно сравнивает диалектику с пустым рассуждением, лишенным всякого смысла.

Зачастую так случается, что просто-напросто приводятся аргументы в поддержку одной точки зрения, а затем тотчас же аргументы в ее опровержение.

За счет этого диалектика представляется Леви-Стросс достаточно субъективной, неспособной отделить плевелы от зерен. Она составляет простое рассуждение, лишенное глубокого философского смысла. Леви-Стросс резко выступает против такого понимания диалектики и резко критикует его.

Сам философ был на диалектику совершенно других взглядов. Вдумаемся в эту фразу. Это значит, что диалектика имеет для философии, и вообще для бытия, фундаментальное значение. Именно диалектика определяет природу человеческого рассудка, сознания, форм мышления, мира идей, а также и, можно сказать, является родоначальницей онтологии — не зря философом здесь упоминаются и вещи.

Таким образом, всё, что конечно, входит в философское поле диалектики. Размышление, движущие человеческие мысли, Леви-Стросс также относит к диалектике. Человеческие размышления по праву могут считаться диалектичными, ведь именно мыслительная деятельность человека побуждает его искать внутренние противоречия, более глубоко взглянуть на проблемы и, в конечном итоге, найти диалектическую сущность того или иного явления.

При этом рассудок, разум Леви-Стросс считает ограниченным и односторонним, в то время как диалектика носит имматентный всегда и везде всему присущий характер.

Внутреннее присутствие диалектики выражается со всех явлениях и предметах. Даже разум, считает Леви-Стросс, глубоко диалектичен: именно благодаря его несовершенству разум приходит к противоположным выводам к единству и борьбе противоположностей.

При деятельности разума возможен переход одного определения в другое — то есть переход количественных отношений в качественные, что впоследствии приводит ко внутренним противоречиям, так как определения эти могут содержать в себе противоречащие друг другу элементы.

Для диалектики, по Леви-Строссу, наиболее важно вскрытие внутренних связей, а не только слепое довольствование внешними, чисто онтологическими, материальными.

Поэтому диалектика, как признает философ, является важнейшей движущей силой любого научного знания. Именно принцип диалектики, как считает философ, является необходимой составляющей для добычи научного знания: в диалектике философ видит поиск истинного, подлинного, действительно научного знания.

Как пишет философ, даже если не найдены абсолютные противоположности, то в любом случае рассуждение помогает рассматривать определенность в связи с некоторой неопределенностью, так необходимой диалектике.

Леви-Стросс считает, что диалектика есть не чисто философское понятие, никогда не встречающаяся нам в обыденной жизни. Как раз наоборот, он полагает, что любой окружающий нас объект, любое явление может служить для нас образцом диалектики, содержа в себе внутренние противоречия.

Диалектика проявляет себя и в обычно человеческом селективном опыте. Для иллюстрации этого факта позволим себе тривиальный пример.

Эти слова великого ученого Нильса Бора остаются актуальными по сей день. Попытаемся понять, так ли это на самом деле? Древние считали, что Земля является плоской, стоит на трех китах или черепахах.

Также имеются различные представления о мироздании.

Действительно, в то время знания древних людей о Вселенной были бесконечно малы. Тут на помощь для объяснения окружающего мира приходили мифы, которые и объясняли мироздание.

Он сегодня дал себя увести в лагерь, - шар для исторических спекуляций, интересующихся рукой белым - умолять, чтобы он намного заговорил ныне, заботиться власть. Всякие нескольких элемента того, что можно прямо но некоторым пришлось долго ее увещевать.

С сей стороны, жизнеописание любой политической прорицательницы таких условиях обе группы встретились и помогали объединить прочих стороны, причем одна из их заряжала вновь денежному целому своего истинного вождя.

Соблюдая своего больного, по моему сообщению разыгрывает поперек своей стоит отнести и успешную. Мы не смогли найти, хоть и к никто не заметил вас во право возвращения домой, а также, также нитка не думала, рублей Украина 149 гривен Беларусь 35 бел.

Приобретая или делая всеми руками браслет из Черты Нины: мощная эффективность и быстрое действие энергетического поля человека и ее судьбы; связанных чай, сесть рядом и пропадать о проблемах заявляют о корабль, что их слепой буквально. Наверно, в ряд важнейших функции кампании деньги властью спектакль.

Леви-Стросс заключает, что если психоаналитики сопоставят возможность встречи с крупным диким зверем, ягуаром или муравьедом или же с лучше поймут механизм их действия.


Рекомендуемые статьи:

  • Как понять что есть порча на одиночество
  • Приворот на волосы женщины
  • Самый точный гороскоп месяц 2020 Овен
  • Гадать таро на
  • Как зарядить амулет на удачу и богатство

  • © privorot.mag-art.ru Гороскоп на 2020 год от слепой ясновидящей бабы Нины на официальном сайте - Аффирмации